Atpakaļ uz afišu

Raimonds Pauls, Evita Mamaja, Leons Briedis

Marlēna

Mūzikls 2 cēlienos

Pirmizrāde: 2011. gada 26. novembris

Dievišķā Marlēna Dītriha - viņa bija visspožākā no kinozvaigznēm. Viņa kļuva par elku gan vīriešiem, gan sievietēm. Viņa spēlēja eņģeļus un padauzas. Viņa noteica laikmeta modi. Viņa bija sapņu sieviete. Vēl joprojām viņa ir ikona.

Pirmizrāde (izdevniecības „Žurnāls SANTA" 20 gadu jubileja) 2011. gada 26. novembrī 

Izrādē piedalās mūziķi: Raimonds Macats (sintezators, mutes harmonikas), Juris Vaivods (sintezators, akordeons), Oskars Sproģis (basģitāra), Artis Orubs (sitamie instrumenti). Pie klavierēm - Maestro Raimonds Pauls.

 

Par rekvizītiem video reklāmas filmēšanai pateicamies Latvijas Nacionālajai operai un "Bonēra"!

IZRĀDĒ SMĒĶĒ!

Ingai Raudingai - nominācija "Spēlmaņu nakts" 2011/2012 balvai Gada kustību mākslinieks 

 

Režisore - Inese Mičule

Komponists - Raimonds Pauls

Mūzikas konsultants - Juris Vaivods

Scenogrāfs - Kristaps Skulte

Kostīmu māksliniece - Ilze Vītoliņa

Horeogrāfe - Inga Raudinga

Gaismu mākslinieks - Igors Kapustins

Video mākslinieces - Dace Jokste un Laura Rožkalne

Lomās

Rēzija Kalniņa (Marlēna)
Artūrs Skrastiņš (Ērihs Marija Remarks, rakstnieks)
Ģirts Ķesteris (Žans Gabēns, aktieris)
Artis Robežnieks (Ernests Hemingvejs, rakstnieks)
Indra Briķe (Lenija Rīfenštāle, kino režisore)
Ilze Ķuzule-Skrastiņa (Marija Riva, Marlēnas meita)
Aldis Siliņš (Džozefs fon Šternbergs)
Ērika Eglija (Grēta Garbo, aktrise)
Mārtiņš Počs (Čārlijs Čaplins, aktieris, režisors)
Inita Sondore (Vivjēna, Marlēnas asistente)
Dainis Grūbe un Gints Andžāns (Zaldāts, lokāla apmeklētājs)
Kārlis Božs, Gatis Neimanis, Rolands Meržejevskis (Zaldāts, lokāla apmeklētājs)
Laura Rožkalne (Operatore)
Baiba Bindemane (Grimētāja)

Viedokļi

29
nov
2011
X

Резия Калниня в роли Марлен Дитрих покорила

Наталия Морозова
//Telegraf

Национальная психотерапия

Задействованы писатели Эрих Мария Ремарк (Артур Скрастиньш)и Эрнест Хемингуэй (Артис Робежниекс), актер Жан Габен (Гирт Кестерис), кинорежиссер Джозеф фон Штернберг (Алдис Силиньш), Коко Шанель (Иева Плявниеце), Грета Гарбо (Эрика Эглия), Чарли Чаплин (Мартиньш Почс).

Как с началом Великой депрессии в конце 1920-х Голливуд был назначен главным психотерапевтом Соединенных Штатов, так в нашей ситуации театр «Дайлес» становится главным психотерапевтом Латвии. Бодрящие комедии популярных мировых авторов и услаждающие ухо и глаз мюзиклы авторов местных здесь ставятся с завидной регулярностью.

Так получилось, что молодой режиссер Инесе Мичуле выпустила спектакль как раз накануне 110-летнего юбилея великой актрисы, которая родилась в пригороде Берлина 27 декабря 1901 года. И ошеломленные зрители «Марлен» щедро делятся впечатлениями. «...Впервые в жизни видела на сцене что-то настолько красивое! Это один из самых лучших и профессиональных спектаклей театра «Дайлес». Идет на одном дыхании». И наконец: «Просто не верится, что смотрела это в Латвии!» Восхищает публику буквально все — музыка и костюмы, сценография и хореография, актерские дуэты и, конечно, голос и игра Резии Калнини. Актриса так вжилась в роль, что кажется, будто мюзикл о ней самой. И только Резия могла так задеть зрителя, чтобы сжалось сердце, а после спектакля хотелось помолчать...

О деталях можно спорить, но в общем-то, зритель прав.

Верный выбор

Сейчас уже трудно вспомнить, какие именно из ставших афоризмами мудрых мыслей Марлен произносит Резия Калниня в спектакле. Раймонд Паулс рассказывает, что его авторы искали фигуру для нового мюзикла по биографии человека всеми узнаваемого, и вдруг возникла идея Марлен Дитрих. Но поскольку в музыкальную сценическую версию невозможно вместить 90 лет бурной жизни этой яркой личности, то просто были взяты фрагменты, которые особенно близки авторам. Получились отдельные комические, лирические и трагические музыкально-драматические «номера» (любовь-ненависть дочери, написавшей о матери грязную книгу, приблизившую смерть Марлен; романы с Ремарком, Габеном, Хемингуэем; выступления на фронтах Второй мировой войны...), связанные темой увлечений и измен, поиска идеала и ускользающей любви, тотального одиночества.

Что касается музыки, здесь тоже сделан верный выбор. Раймонд Паулс написал ее в стиле и духе того, что пела Дитрих, лишь знаменитая «Лили Марлен» из репертуара артистки проходит лейтмотивом через весь спектакль. Потому что копировать Дитрих нельзя. А попробовать подражать ее манере исполнения можно, если поешь на немецком — языке оригинала. В спектакле песни в исполнении Марлен — Резии звучат также на английском, французском и латышском. В сопровождении самого Маэстро (на сцене) и инструментального квартета (в оркестровой яме).

Тогда начнем сначала

Спектакль еще не начался, но справа перед закрытым занавесом стоит фантастической красоты гримерный столик с зеркалом. На нем легендарный атласный цилиндр, на полу — туфли на высоком каблуке. Предметы-символы жизни Актрисы. Резия Калниня «превращается» в Дитрих не столько при помощи узнаваемых примет знакомого образа, сколько за счет внутреннего преображения, характерных вибраций голоса, внутреннего эмоционального напряжения. Хотя внешнее сходство — прическа, широкие скулы, выпуклый лоб, фигура, манера двигаться, даже знаменитое «голое платье» (художник по костюмам — Илзе Витолиня) — тоже есть.

Легко, без нажима, написаны и образы любовей и увлечений актрисы. В прологе уже старая и больная Марлен валяется на атласных подушках, видна лишь бутылка виски в ее руке. Над сценой — легкие светлые драпировки. Ассистентка Вивьен (Инита Дзелме) докладывает о сообщениях, звонках, приглашениях. Объявляет, что пришла режиссер Лени Рифеншталь (Индра Брике), которая хочет снимать фильм о Марлен. Та поднимается с великим трудом, движется рывками, еле шевелит губами. Наконец произносит: «Что-то с головой... Тогда начнем сначала». И садится к зеркалу. Несколько манипуляций — и перед нами уже молодая, ослепительная белокурая Марлен. Возникает сверкающий нитяной занавес кабаре, за ним — шеренга мужских и женских фигур. Все в движении и бликах. В неверном свете героиня идет от одной фигуры к другой, Вивьен называет знаменитые имена из ее бурного прошлого. Реакция Марлен на эти имена — от нескрываемой радости до равнодушия и отвращения. И начинается собственно действие, наполненное судьбоносными встречами с каждым из персонажей.

Красивый эпизод

Ближе к финалу, когда в парижском эпизоде своих воспоминаний, Марлен говорит, кто и как будет вести себя на ее похоронах, и снова произносит знакомые имена, обнаруживается, что все они уже умерли. И белые розы, которые сыплются сверху дождем, покрывая сцену, постепенно образуют могильный холм. А Марлен признается, что все еще ждет любви. И тогда Лени Рифеншталь произносит: «Стоп! Фильма не будет — у тебя нет уже ничего общего с этим миром».

И еще красивый эпизод. Марлен в знаменитом «голом» платье направляется к Маэстро, он протягивает ей потрясающую алую розу. Так в пространстве сцены встречаются две «иконы» разных времен. Маэстро пересекает сцену по диагонали и исчезает за кулисами. Марлен остается, обессиленно склоняется на крышку рояля, замирает.

Занавес. Минута тишины. И зал взрывается овациями.

Atsauksmes par izrādi

Atsauksmes par šo izrādi